АНДРЕЙ ХОРОШАВИН

Мама

1

– А кто у нас говорит? Ну, скажи. – Ма-ама-а.

Эльза улыбалась розовым ротиком, широко открывала чёрные, как ночь, глазки и молчала.

– Александр? – Анна ткнула мужа локтем.

– Да. – Александр, уставившись в инфо-панель, поглощал информацию и даже не взглянул в сторону жены.

– Ты слышишь, что я говорю?

– Да. – Реакция та же, только на этот раз чисто выбритая широкая челюсть мужа чуть шевельнулась.

– Ей уже год и два месяца и она уже ходит.

– Я в курсе.

– Но она до сих пор не говорит.

– Да.

Анна вздохнула и вновь повернулась к дочери.

– Ну, что, моя хорошая? Ну, скажи – Ма-ама-а.

Раздалось мелодичное звучание, и приятный женский голос сообщил:

– Внимание! Корабль входит в атмосферу планеты HD 40307g. Кресла приводятся в режим перегрузки.

Анна почувствовала, как сидение изменило угол, а спинка кресла обволокла её тело по бокам. Эльза хихикнула, прижавшись к груди матери. Корпус челнока завибрировал. Потом Анну вжало в спинку кресла, и через десять минут голос снова сообщил:

– Мы совершили посадку в порту HD 40307g. Атмосфера внутри здания порта адаптирована.

Из-за разъехавшихся створок шлюза в лица прибывшим ударил шквал веселья. Гремела музыка. Всюду улыбающиеся лица.

У выхода, у рассыльного скутера их ожидал водитель.

– Полковник Экслин? – Водитель вытянулся приветствуя.

– Так точно, сержант. Что тут происходит? – Полковник ответил на воинское приветствие и пожал сержанту протянутую руку.

– Сержант Скинни, сэр. Одержана решающая победа. Глорги отступают по всему фронту. Мне приказано отвезти вас в штаб армии.

– Отлично, сержант. – Полковник улыбнулся широкой улыбкой и представил сержанту Скинни жену и дочь.

Через двадцать минут скутер остановился у входа в штабной модуль.

Командующий колониальной армией встретил полковника Экслина радушно.

– Место вашей службы, полковник, – строящееся на захваченной территории поселение HD–08–12. Ваш опорный пункт –  Форт HD–08.  Ваша должность – командующий гарнизоном поселения. В вашем распоряжении две тысячи человек венных и восемьдесят душ гражданского населения.

– Спасибо, генерал. По пути я подробно изучил свои обязанности.

– Отлично. Есть вопросы?

– Какова основная задача на данный момент?

– Задача дня – запуск реактора на полную мощность. Пока инженеры не запустят реактор, полевые генераторы смогут обеспечивать хозяйственно-оборонительную систему поселения только на шестьдесят процентов.

– Разведданные о противнике?

– По последним данным, на расстоянии двухсот километров от наших позиций нет ни одного глорга. Желаю вам отличной службы, полковник.

– Спасибо, генерал.

 

2

После общего совещания, познакомившись с обстановкой и с командирами подразделений, полковник попросил задержаться главного инженера поселения. Лысый, одетый в синий комбинезон и такую же пилотку, он смотрел в пол и не знал, куда деть перепачканные руки.

– Что с реактором?

– Запустим завтра к вечеру.

– Почему так долго?

– Я не могу ускорить ход работ.

– Причина?

– У меня мало людей, да и-и … технология не позволяет двигаться слишком быстро.

– Отмените двенадцати часовой отдых между вахтами.

– Но… – Главный инженер сцепил пальцы за спиной. – … Люди должны отдыхать.

– Нужно запустить реактор, а потом я дам вам на отдых времени сколько захотите.

– Но… Я не знаю

– Это приказ.

– Хорошо. – Руки инженера упали вдоль швов.

– Так, когда вы запустите реактор на полную мощность?

– К утру запустим – Кисти инженера погрузились в карманы.

– Вы свободны.

Инженер вышел, едва не столкнувшись в дверях с командиром разведывательно-аналитического отдела.

– Что у вас, майор?

Майор поместил компакт-сферу в съёмник голографа. Над экраном появилась голограмма участка пустынной местности. Рядом возвышалась горная гряда.   

– Это ночные данные со спутника. Местность в сорока километрах к северо-западу от поселения. – Комментировал майор. – Ночью дрон-разведчик зафиксировал здесь слабую вспышку, даже не вспышку, а скорее тепловой след. Съёмка с орбиты не показала ничего. Но я сместил время прохождения спутника  на два часа и вот. – Появилось изображение того же участка, только теперь на песке отчётливо были видны цепочки следов БТР.

– Так.

– А вот съёмка, сделанная спустя два часа. – Снова тот же пейзаж, только на песке ни единого следа.

– Бури не было?

– Нет.

– Вы связывались с Фортом, майор?

– Так точно. Мне сообщили, что в этом районе союзных подразделений нет. Но даже если бы и были. Зачем нашим скрывать следы? Я высказал опасения, но мне ответили, что противник находится на удалении двухсот километров.

– Вы отослали в Форт результаты съёмки?

– Так точно. Сразу же после получения. Мне порекомендовали прекратить панику.

– Ваше мнение, майор?

– Противнику во время отступления удалось скрыть на местности часть подразделений. Теперь он перемещает эти подразделения ближе к поселению. И на данный момент мы не знаем: сколько их, цель переброски и где им удаётся скрываться?

– По-вашему, они готовят ответный удар?

– Глорги – воины. Я убедился в этом за пять лет службы здесь. И я не думаю, что они так быстро смирятся с поражением? Они уступают нам в вооружении, но это их планета, и они знают её лучше нас. Они превосходят нас в диверсионной войне.

– Спасибо майор. Можете идти.

Отпустив майора, полковник связался с Фортом. После пятиминутного разговора на повышенных тонах, командующий гарнизоном Форта пообещал ещё раз провести воздушную разведку в указанном районе, но на просьбу полковника усилить гарнизон поселения четырьмя бронебатальонами, ответил отказом. Через час из Форта сообщили, что разведка проведена, и противник не обнаружен.

Пришлось вновь собирать совещание руководителей служб поселения. По службам разослали приказ: «С 20:00 часов вся энергосистема поселения будет использована для усиления средств обороны». Не тронутыми оставили только аварийное освещение и эвакуационные модули.

Не помогло.

 

3

В три часа ночи тишину разорвал сигнал тревоги.

Почти одновременно с ним в восточной части поселения один за другим прогремели четыре взрыва. Через минуту ещё один взрыв потряс купол.

Эльза проснулась и тоненько заскулила. Анна вскочила с постели. Горели только приборы аварийного освещения. Инфопанели не работали.

Снова грохнул взрыв. Потом ещё и ещё. Стены заходили ходуном. С потолка посыпалась пыль. В коридоре, что-то обрушилось, и Анна услышала чей-то вскрик. Она бросилась к Эльзе и начала спешно одевать её.

Когда появился Александр, Анна уже одетая стояла посреди комнаты. Удерживая одной рукой дочь, в другой она сжимала РПЛН*. Александр был в броне-костюме и с РПЛНом в руках.

– Что случилось? – Бледная, как мел, она смотрела на мужа полными слёз глазами.

– За мной! – Александр взял Эльзу на руки. – Быстро!

Они выбрались из жилого блока в центральный проход и двинулись, обходя обрушенные элементы конструкций и окровавленные тела поселенцев. Под подошвами хрустели куски пластика и бетона. Проход заволокло дымом. Где-то снаружи чавкали РПЛНы, протяжно гудели электромагнитные орудия и выли плазмотроны. На стенах плясали отблески пламени. Анна в ужасе смотрела по сторонам и жалась к мужу.

– Слушай и запоминай. – Александр лавировал между препятствиями, прижимая дочь к груди. – Сейчас я спущу вас в убежище. Сразу же перейдёшь в эвакуационный модуль и активируешь ЭК–200. Когда всё утихнет, уходи к Форту вдоль гряды. Поняла?

– А ты? А как же…

– Поняла?! – Александр обернулся, и ей сделалось страшно от его взгляда. Таким мужа она ещё не видела. – Если бы кто-то выжил, они давно уже были бы здесь.

– Поняла.

– Всё. – Александр рванул крышку люка убежища, передал Анне дочь и чуть ли не силой втолкнул её внутрь. Щёлкнули замки. Отбежав метров на десять, он всадил заряд плазмы в купол. Обвалившаяся конструкция наглухо завалила вход в убежище.

 

4

Наступила тишина. Анна прислушалась. Сверху не доносилось, ни звука. Эльза осматривалась широко открытыми глазками, улыбалась и молчала.

РПЛН полетел на пол. Анна прислонилась спиной к переборке убежища и сползла на пол. Её острый подбородок вздрагивал. Серые чуть раскосые глаза наполнились слезами. Она прижала дочь к груди, откинула голову назад и разрыдалась. Она ещё никогда не была так напугана, одинока и беззащитна. Стремительность, с которой всё изменилось, ошеломила её. Там, на Земле, в центре подготовки, война казалась такой далёкой и не реальной. А теперь вот она. Рядом. Смотрит страшно и холодно, и от этого взгляда хочется упасть, закрыть глаза и не подниматься пока всё не закончится.

«Александр, господи». – Внутри всё сжалось. – «Что там наверху?» – Слёзы с новой силой хлынули из–под век. – «Неужели всё кончено?»

Эльза перестала улыбаться и смотрела в лицо матери. Её маленькие бровки сдвинулись к переносице. Личико сделалось серьёзным, и через секунду, скривив розовый ротик,  она заскулила тонко и жалобно.

Это вернуло Анну к действительности. Она прижалась к щеке дочери дрожащими губами.

– Чшш, моя маленькая. Не плачь. Мама больше не будет. – Голос дрожал. Анна улыбнулась, как смогла, стирая слёзы со щёк. Девочка перестала плакать и снова посмотрела на мать, но без улыбки. – Сейчас мы встанем и пойдём, да? А кто у нас умеет говорить? Ну, скажи – Ма-ама-а. Ну. – Эльза улыбнулась. Анна поднялась. Ноги не слушались. Голова шла кругом. С минуту она стояла и ждала, пока к ней вновь вернутся силы.

Узкий коридор. Шлюз. Створки с шипением сошлись за спиной. Щёлкнули замки. Вспыхнула инфо-панель. Мягкий женский голос сообщил параметры воздуха в помещении. Из-под панели выдвинулась плоскость, на которой в виде голограммы отобразилась объёмная схема поселения. Внизу голубого купола красным высветился прямоугольник убежища. Анна коснулась его пальцем. Появилась объёмная картинка. Эльза хихикнула и сказала:

– О.

Эвакуационный модуль высвечивался жёлтым и мигал. Анна коснулась его и услыхала мягкий голос:

– Эвакуационный модуль. Готовность сто процентов.

Анна коснулась сенсора с надписью «Активировать». Зашипело. Щёлкнули замки. Справа от Анны разъехались створки. Открылся узкий проход. Анна вошла внутрь эвакуационного модуля и створки перегородок вновь сошлись у неё за спиной.

– Перейти на голосовое управление.

– Выполнено.

– Изолировать убежище.

– Изоляция убежища осуществлена.

– Изолировать модуль и активировать процесс эвакуации.

– Изоляция модуля завершена. Процесс эвакуации активирован. Укажите точку эвакуации.

– Форт HD–08.

– Режим эвакуации?

– Эвакуация в режиме преследования.

– Количество эвакуируемых?

– Два.

– Параметры эвакуируемых?

– Взрослый. Младенец. Пол женский.

Анна ответила на все вопросы, и тревога снова навалилась на плечи.

«Что там наверху? Что с Александром?»

– Эвакуационные средства готовы.

В этот момент Анна ощутила слабый толчок. Вспыхнула инфо–панель. На появившейся, на экране схеме убежища входной шлюз замигал красным. Прозвучал сигнал тревоги.

– Несанкционированное проникновение. Угроза разгерметизации. Время до полного разрушения оболочек сорок минут.

 «Обнаружили. Значит наверху всё кончено. Значит… Господи, Александр».

Слёзы снова заструились по щекам. Внутри всё похолодело.

Один из четырёх, экзо костюмов осветился изнутри желтоватым свечением.

Вновь послышалось сообщение:

– Экзо костюм ЭК–200. Готовность сто процентов. Отчёт по позициям:

   герметичность корпуса – в норме.

   энергообеспечение – сорок восемь часов.

   жизнеобеспечение – в норме.

   вооружение – полная боевая готовность.

   бронирование – полная боевая готовность.

   средства камуфляжа – полная боевая готовность.

   пищеблок – загружен.

Анна почувствовала второй толчок. Он был сильнее и теперь вместе с ним до неё донёсся звук, напоминающий далёкий удар большого барабана.

– Первый рубеж изоляции разрушен. До полной разгерметизации двадцать шесть минут.

– Продолжить процесс эвакуации. – Страх побудил к действию. В голове одна за другой замелькали мысли. Анна взглянула на Эльзу.

«Дочь. Это всё, что у неё осталось. Господи…».

Манипуляторы ЭК–200 выдвинулись вперёд. Захваты вошли в отверстия небольшой прозрачной капсулы, укреплённой в нише напротив. Капсула осветилась изнутри таким же желтоватым светом и отделилась от переборки.

– Малая эвакуационная капсула. Готовность сто процентов.

 Захваты прижали капсулу к корпусу ЭК–200 ниже фонаря. Раздались щелчки и шипение. Голос сообщил:

– Слияние эвакуационных модулей завершено. Полная готовность к эвакуации. – Снова послышалось шипение, и створки в задней части ЭК–200 разъехались.

Анна с дочерью на руках вошла внутрь.

И тут, произошёл третий толчок. Он был очень сильным. Стенки убежища содрогнулись. Инфопанель погасла, но голос сообщил:

– До полной разгерметизации восемь минут.

Вздрагивающими руками Анна усадила Эльзу в капсулу. Густой гель тут же принял форму тела девочки. Эльза хихикнула и изогнулась, будто её щекочут. Выдохнув, Анна пробежала пальцами по сенсорам панели управления.

«Скорее».

Створки сошлись у неё за спиной. Завыли двигатели. Стекло фонаря превратилось в монитор. ЭК–200 ожил. Анна повернула головой вправо потом влево. Стволы орудий следовали за её взглядом. Эльза опять хихикнула.

– Сейчас, моя хорошая. – Анна наклонилась и поцеловала дочь в щёчку, капая слезами.

– До полной разгерметизации три минуты.

Анна села, и сидение приняло форму её тела. Кисти рук и стопы она поместила в ниши управления. Теперь любое движение ноги или руки будет скопировано манипуляторами.

– Броня.

ЭК–200 и капсула сделались серебристыми и покрылись чешуёй.

– Камуфляж. – Анна отшагнула и прижалась к переборке.

ЭК–200 полностью слился с переборкой убежища. Эльза крутила головкой во все стороны. Бровки подняты вверх. Алый ротик распахнут. Глазки полны восторга.

– До полной разгерметизации десять секунд.

– Открыть шлюз. – Створка, перекрывающая выход из эвакуационного модуля, с хлопком вылетела наружу. Модуль заполнился желтоватым атмосферным туманом. Видимость ухудшилась.

– Модуль разгерметизирован.

Раздался взрыв и в переборке слева образовался пролом в форме круга. Модуль заволокло пылью и дымом.  Из пролома в модуль, одна за другой скользнули три тени.

По чёрной броне глоргов пробегали мелкие разноцветные огоньки. Одетые в броне–костюмы, они походили на больших бесхвостых ящеров, передвигающихся на задних лапах. Розовые лучи их сканеров ощупывали пространство. Стволы орудий двигались из стороны в сторону. Осмотревшись, глорги прошли мимо Анны и углубились в шлюз.

ЭК–200 отделился от стены. Анна упёрлась взглядом в чёрные переливающиеся радужным светом спины. Стиснув зубы, она сжала кисть правой руки в кулак.

Сноп плазмы ослепил и ударил внутрь шлюза, превратив три чёрных фигуры в кучу дымящихся бесформенных кусков.

– О! – Сказала Эльза.

Анна осмотрела дымящийся проход и взглянула на дочь:

– За папу.

 

5

Командующий гарнизоном Форта HD–08 смотрел в монитор на гору искорёженных огнём и взрывами конструкций, которые ещё вчера были куполом поселения HD–08–12. Из транслятора раздался голос пилота разведывательного челнока:

– Я над поселением. По показаниям сканера, живых нет. Противник не обнаружен.

– Вас понял. Возвращайтесь. Конец связи. – Командующий вздохнул и отключил транслятор. Лицо стало бледным. В глазах плясали огоньки страха.

Перед ним вспыхнула инфо-панель и приятный женский голос сообщил:

– Командующий. Вам приказано срочно прибыть в отдел внутренних расследований армии. Не покидайте офис, к вам поднимаются сопровождающие.

С минуту подумав, командующий вынул из ниши РПЛН, приставил его ствол  к виску и нажал на  спуск.

 

6

Ночь на HD 40307g больше походила на земные сумерки. Атмосферный туман слабо фосфоресцировал. Местами сквозь него просвечивали звёзды.

Разделавшись с глоргами, Анна покинула эвакуационный модуль. Она обогнула разрушенный дымящийся купол и, следуя указаниям мужа, двинулась к подножью гряды. Датчик заряда батарей показывал 60 процентов. Поев, Эльза безмятежно спала, убаюканная жужжанием манипуляторов. Она свернулась калачиком внутри капсулы и посапывала вздёрнутым носиком.

Протянувшись на сотни километров с востока на запад, гряда огибала Великую пустыню, скрывавшую под собой почти всю площадь северного полушария HD 40307g. К Форту можно было двигаться и напрямую. Но тогда, пришлось бы идти по песку. На камнях же следы не остаются.

Глоргов она обнаружила после того, как спустились сумерки. Два отряда. Первый двигалась через пустыню. Анна насчитала двенадцать боевых единиц. Они опередили её, осторожно двигаясь параллельно гряде на удалении трёх километров. Второй отряд двигался вдоль гор следом за ней. Их тоже было двенадцать.

«И все за мной?».

Анна была в недоумении, но понимала, что если продолжит движение, то рано или поздно окажется зажатой между двумя отрядами глоргов и тогда им с Эльзой конец.

«Нужно оказаться у них за спиной».

Анна подняла голову.

Гряда возвышалась над ней пятидесяти метровой вертикальной стеной и была идеально гладкой, как оплавленное стекло. По такой поверхности взбираться вверх – равносильно самоубийству. Но в этой сплошной стене имелись ниши. Они остались от разрушившихся шахт, которые, как дыры сыр, пронизывали гряду до самого основания. Со временем ветер, вода и холод делали своё дело. Гряда разрушалась, и постепенно отверстия шахт превращались в полукруглые ниши. И если в стенки такой ниши упереться манипуляторами, то можно попробовать подняться и выбраться на самый верх гряды. Риск был велик. Стоило хотя бы одной опоре соскользнуть, и ЭК–200 рухнет вниз. Но другого выхода Анна не видела. Она навела прицел на преследователей. На экране появилось расстояние до цели и скорость движения глоргов. В её распоряжении оставалось не более восьми минут.

Анна вошла в ближайшую нишу и развела руки в стороны. Манипуляторы–захваты повторили действие и упёрлись в стенки ниши. Завыли гидронасосы. Манипуляторы с хрустом вдавились оплавленную породу. Посыпались осколки. Анна осторожно поджала ноги. ЭК–200 повторил движение и остался висеть. «Получается». Анна развела ноги в стороны и подняла их. Манипуляторы передвижения так же, как и захваты, с хрустом упёрлись в стенки шахты. Затаив дыхание Анна подняла и свела руки над головой. ЭК–200 продолжал висеть в воздухе, упираясь в стенки шахты только манипуляторами передвижения.

– Фу–у… – Вздох облегчения вырвался из груди. – А теперь поехали.

Подобно гигантскому пауку ЭК–200 пополз вверх внутри ниши, поочерёдно упираясь манипуляторами в стены. Проснулась Эльза. Она взглянула в напряжённое, покрытое каплями пота лицо матери. Глазки испуганно захлопали. Её нежный подбородок дёрнулся. Анна улыбнулась:

– Ну, что, маленькая моя? Не бойся. Мама тут. – Тоненькие бровки Эльзы сошлись. Вот–вот расплачется.

Правый манипулятор едва не сорвался, скользнув на пару сантиметров вниз. В темноту посыпались отколовшиеся куски скалы. Анна, улыбаясь, смотрела на дочь и чувствовала, как по спине катятся струйки пота. – А кто у нас умеет говорить? Ну, скажи – Ма-ма. Ну. – Эльза тут же улыбнулась. Она закрывала и широко открывала ротик, повторяя движение губ Анны, но не произносила ни звука. – Ну-ну. Ма-ама-а.

Корпус ЭК–200 вновь качнулся. Взвыли двигатели и движение продолжилось.  

Два раза едва не сорвавшись, Анна взобралась на гряду за четыре минуты, до того, как глорги поравнялись с нишей. Эльза улыбалась и сопела носиком. Анна от страха едва не теряла сознание. Слабость тёплой волной разлилась по всему телу. Но глорги прошли, даже не заглянув в нишу.

«Странно. Что им нужно, если не она? Форт? Атаковать Форт двадцатью четырьмя боевыми единицами?».

Анна осмотрелась.

Плоская поверхность гряды, как пчелиными сотами была испещрена горловинами шахт и тянулась вдаль, куда хватало взгляда. Диаметр некоторых шахт едва достигал метра в диаметре, другие были двадцати метров и больше. Наполненные водой, они серебрились в свете двух лун. Широкие перешейки между шахтами походили на дороги. Двигаясь по ним, можно было проследить за глоргами. «Но, если заметят то всё. Их мгновенно уничтожат. Нет. Нужно добраться до Форта незамеченной. Придётся вновь спуститься и, огибая глоргов по дуге, пройти за их спинами на юго-запад, а потом опять повернуть к Форту. И это нужно делать не мешкая».

 

7

Анна придвинулась к краю гряды и посмотрела вниз. Эльза тоненько заскулила, будто почувствовала то же, что и мать. Анна развернулась спиной к обрыву, упёрлась захватами в край гряды, повисла и вдавила манипуляторы передвижения в стенки ниши. И вдруг, из тишины до её слуха донёсся слабый всплеск. Потом второй, третий. Где-то засвистел двигатель бронетранспортёра. Лязгнула сталь. Послышался шум стекающей воды.

Анна подняла голову и замерла.

В двухстах метрах от неё, огибая отверстия шахт по перешейкам, в полной тишине двигалась бронетехника и штурмовые отряды Глоргов. По их чёрной броне пробегали разноцветные огоньки, и потоками стекала вода. Из отверстий шахт появлялись и появлялись всё новые боевые единицы. В некоторых шахтах вода осветилась зелёным и над поверхностью воды поднялись корпуса ракет. И вся эта масса направлялась к Форту.

Анна прижалась к краю гряды и замерла.

«Так вот где они прятались. Они уничтожат Форт. Они убьют всех, как и в поселении. Тогда погибнут и она и Эльза, потому, что заряда батарей им хватит ещё максимум на сутки. На ЭК–200 имеется маяк с кодом «Красный». Это сигнал тревоги. Но стоит его активировать, как их тут же запеленгуют и уничтожат глорги, движущиеся низом. Нет. К Форту. Чем быстрее, тем лучше. Она должна успеть быстрее глоргов».

 

8

ЭК–200 двигался на максимально возможной скорости. Из темноты до слуха Анны доносился шелест песка под манипуляторами. В такт шагам, тонко стонали двигатели. Двадцать минут назад, Анна с риском для жизни спустилась по внутренней поверхности шахты вниз и теперь направлялась к Форту.  

– А кто у нас говорит, а? – Эльза улыбнулась и подняла бровки. – Давай вместе. Ну. Ма-ма. – Эльза старательно открывала ротик:

– А-уа.

– Молодец. Ещё разок. Ма-ама.

– А-а-уа.

Разговаривая с дочерью, Анна не выпускала из поля зрения экран монитора. ЭК–200 двигался параллельным с глоргами курсом на удалении нескольких километров, уже значительно опережая их. Стараясь направлять ЭК–200 в тень барханов, Анна двигалась с активированной функцией «Камуфляж». До Форта осталось двадцать километров. Что бы исключить возможность обнаружения, Анна перевела сканер в пассивный режим.

Но их всё равно засекли.

На мониторе красным замигало сообщение: «Внимание! Вы обнаружены». Анна активировала сканер. На экране тут же появились четыре красные точки. Точки вытянулись в цепь, образуя прямую линию. За тем линия изогнулась полумесяцем, и начала приближаться, обходя ЭК–200 с флангов и отрезая путь к Форту.

Внутри всё сжалось. Глаза наполнились слезами. Она запросила дрожащим голосом:

– Расстояние до цели?

– Четыре километра четыреста сорок метров.

Анна взглянула на Эльзу.

– Прекратить движение. Приготовиться к разделению систем на два автономных модуля.

 

9

Неуклюже переваливаясь, капсула поползла к Форту по проложенному навигатором маршруту. С каждым метром лицо Эльзы менялось. Сначала она перестала улыбаться. Потом её бровки сдвинулись. Глазки расширились и стали влажными. Вот задрожал подбородок. Ротик изогнулся. Она протянула ручки к удаляющейся маме, и из транслятора ЭК–200 полился тоненький, будто скулит щенок, плачь.

– Расстояние до цели четыре километра двести метров.

Анна смотрела вслед удалявшейся капсуле, на лицо дочери, отображавшееся на экране монитора, и её сердце останавливалось:

– Не плач милая… Мама с то... – Горло перехватило. Слёзы заливали лицо. Внутри всё сжималось. – Милая. Милая моя девочка.

Анна смотрела на лицо дочери и пыталась запомнить каждую чёрточку, каждую точечку на этом лице.

– Расстояние до цели четыре километра сто метров.

Эльза перестала плакать. Было слышно, как она шмыгает носиком и иногда всхлипывает одна в тесной капсуле.

– А ну-ка, кто у нас умеет говорить, а? Скажи. – Голос Анны дрожал.  – Ма… – В горле снова встал колючий ком.

– Расстояние до цели четыре километра.

Анна молчала и смотрела на дочь, обливаясь слезами. Потом она крутнула головой, прогоняя спазм в горле:

 – Не забывай меня, милая! – Вдруг вырвалось у неё. – Помни обо мне! Помни свою маму!

Анна отключила транслятор. Лицо дочери исчезло с экрана монитора. Остались только четыре точки, неизбежно приближающиеся к ней.

 

10

– Расстояние до цели три километра девятьсот метров.

Слёзы перестали капать с её длинных красивых ресниц. В левой части груди начал формироваться кусок льда. На спине Анна почувствовала рой мурашек. Будто волосы там вставали дыбом. Ярость и злоба ледяными колючими потоками понеслись по жилам вместе с кровью, наполняя всё её тело. Дыхание стало глубоким и шумным. В глазах застыл холод. Сжав зубы, Анна развернула ЭК–200 в направлении приближающихся точек.

– Оружие активировать. – Её голос ещё дрожал, но с каждым мгновением становился всё больше похожим на глухое рычание.

Послышался тихий нарастающий писк. Заряд батареи упал до 40 процентов.

– Оружие активировано.

– Активировать маяк. Код «Красный».

– Маяк активирован.

– Режим – «Атака».

Взвыли двигатели, и ЭК–200 сорвался с места.

Тысячи лет цивилизации так и не смогли заглушить инстинкт самки, яростно бросающейся на защиту своего детёныша.

Первого глорга она увидела, когда удалилась примерно на полтора километра от места, где рассталась с дочерью. Через минуту появился второй, потом третий и четвёртый. Они осторожно двигались на расстоянии примерно ста-ста пятидесяти метров друг от друга и обшаривали лучами сканеров темноту. Глорги не ожидали, появления противника так быстро. Потому на несколько секунд запоздали с ответной реакцией.

– Захват целей.

– Цели захвачены. Очерёдность поражения определена.

Анна сжала правую руку в кулак:

– Вот вам!

Сноп плазмы накрыл первого, ближайшего к ней глорга. Он весь окутался зелёным свечение, а потом медленно развалился на куски.

– Противник уничтожен. – С экрана исчезла одна точка.

– Режим – «Защита».

Не снижая скорости, ЭК–200 пошёл зигзагами, обходя глоргов по дуге.

Тут же последовал ответный залп. Но плазмоиды глоргов ушли чуть выше и левее, не причинив вреда. За спиной Анны взметнулись вверх тучи песка и пыли. ЭК–200 тряхнуло, но манипуляторы продолжали удерживать его в вертикальном положении.

Снова, нарастая в громкости, запищал зарядник. Заряд батареи упал до 20 процентов.

– Оружие активировано.

– Режим – «Атака»

ЭК–200, повернул на девяносто градусов и двинулся прямо к цели. Кисть Анны снова сжалась в кулак. Второй глорг раскатился сверкающими плазмой кусками по песку.

– Отстрел оружия. Режим – «Защита».

Плазменные пушки отлетели в стороны. Вместе с ними отлетели разряженные блоки батарей и пустые кассеты для боеприпасов. На следующий залп энергии уже не хватит.

– Активировать миномёт.

Из–за спины над фонарём ЭК–200 выдвинулся короткий ствол семидесяти пяти миллиметрового сигнального миномёта. Под стволом разместилась обойма с двадцатью термитными пороховыми минами.

Батареи стремительно разряжались.

Когда заряд упал до 5%, манипуляторы прекратили движение. На оставшемся заряде Анна развернулась к противнику лицом.

Глорги пошли прямо на неё.

Анна взглянула в левую часть экрана и облегчённо вздохнула. Жёлтая точка, обозначавшая капсулу с дочерью, уже приближалась к Форту.

– Камуфляж.

Глорги произвели залп. Всё окрасилось голубым. Фонарь потемнел.

 

11

На транслятор заместителя командующего гарнизоном Форта поступило сообщение:

– Обнаружен сигнал тревожного маяка ЭК–200 с позывными поселения HD–08–12. Код «Красный». Расстояние восемнадцать километров юго-юго-запад. По показаниям спутников в этом районе идёт бой.

– Что?!! Дроны в воздух!!  Четыре взвода БТР с десантом в указанный район!! Боевая тревога!! Соединить меня со штабом армии!

 

12

Сноп плазмы ударил перед ней. В воздух взлетела стена горящей песчаной пыли. Фонарь покрылся трещинами, через которые тут же начали просачиваться струйки атмосферного тумана. ЭК–200 содрогнулся, но манипуляторы снова удержали его в равновесии. Не дожидаясь, когда вся эта грязь осядет, Анна сжала правую руку. Миномёт глухо замолотил. Мины полетели веером сквозь оседающую пыль. После каждого выстрела Анна переводила взгляд в новое место, туда, где по её предположениям должны были находиться глорги. Забухали взрывы. Сквозь пыль проступали белые вспышки рвущихся мин.

Справа в облаке оседающего песка появился силуэт. По чёрной броне пробегали разноцветные огни. Стволы орудий смотрели прямо на неё. Анна продолжала сжимать пальцы, но гранатомёт молчал.

– Боекомплект исчерпан. Батареи разряжены.

«Всё».

Глорг на секунду замер, рассматривая её, и произвёл залп. Всё утонуло в свете голубой вспышки и окуталось песчаной пылью, но Анна успела заметить, как с неба в глорга ударила зелёная молния. Последовал страшный удар. Стекло фонаря не выдержало. Грудь обдало жаром и осколками. Казалось, грудная клетка вдавилась внутрь тела. Дыхание прервалось. В глазах потемнело. Анна почувствовала, как ЭК–200 заваливается на корму. Кровь густыми горячими струями лилась по лицу, затекала в глаза, струилась дальше вниз по шее, по груди. ЭК–200 ударился о песок. Сквозь сгущающуюся багровую тьму, Анна увидела зависший над ней дрон,  и потеряла сознание.

 

13

Раскалывалась голова, и хотелось пить. Она разлепила веки. Белый потолок. Тихо шуршит преобразователь воздуха.

«Где я?».

Анна попыталась осмотреться, но не могла повернуть голову.

Над ней склонилась женщина в белом комбинезоне с красным треугольником на плече. Она внимательно осмотрела её лицо, заглянула в глаза и улыбнулась:

– Всё в порядке. Вы в Форте. Благодаря вам все живы. Спасибо вам. – Женщина часто моргала влажными ресницами.

– Где моя дочь? Где Эльза? – Голос у Анны был слабым, больше похожим на шёпот.

Женщина выпрямилась и исчезла из поля зрения. Анна услыхала, как с шипением разъехались перегородки. Послышался приближающийся топот детских ножек. Постель качнулась, и кто-то легко привалился к подушке у самой её головы. По щеке разлилось тёплое влажное дыхание, что-то мягкое коснулось волос.

– Эльза, девочка моя. – Шептала Анна, заливаясь слезами. – Это ты?

 Она ещё раз попыталась повернуть голову, но снова не смогла и в бессилии закрыла глаза. Её губы дрожали. Слёзы ручьями стекали по щекам. Частое тёплое дыхание согревало ей щёку. Она почувствовала, как мягкая маленькая ладошка нежно обняла её за шею, тёплые мокрые губки прикоснулись к уху и  тихо и щекотно прошептали:

– Ма-ма!

 

 

*РПЛН – ручной плазмотрон лазерного наведения.