АНДРЕЙ ХОРОШАВИН

Монгол

Где ты, мой певучий ручей Керулен?

Где юрты, ветер и чай?

Танцует мой конь у бревенчатых стен.

Чужую землю топча.

 

Как я ненавижу упрямую Русь.

Край лесов и трясин.

Но я уже здесь и не скоро вернусь.

Так повелел Темучин.

 

С нами Батый на косматом коне.

И тумен за туменом с ним.

И я среди первых. И выпало мне.

Быть среди лучших мужчин.

 

Быть среди лучших – значит войти.

Первым в поверженный град.

И убивать, и сметать с пути.

И брать, и брать, и брать.

 

Но здесь поднимаются все как один.

Здесь телом и волей сильней.

Здесь рядом с телами павших мужчин.

Тела их жён и детей.

 

Здесь руки из стали, из камня сердца.

И здесь не бегут назад.

Их рубишь и бьёшь, и сжигаешь дотла.

А стены снова стоят.

 

Вот я на стене с обагрённым лицом.

Пора бы им сдаться! Пора!

Но Русич, хрипя, разрубил топором.

Меня от плеча до бедра.

 

Мгновением жизнь мимо глаз пронеслась.

Пахнув молоком кобылиц.

И гарью селений, спалённых дотла.

И телом невольных девиц.