АНДРЕЙ ХОРОШАВИН

Сказка про глупого енота

   Однажды утром, звери юго-западного леса проснулись и поняли: «Свершилось».

   В их речке теперь будет базироваться флот. Да не чей ни будь, а восточного леса. Там у них всё по-другому, и лес больше, и ужи толще. В общем, пойдёт теперь совсем другая жизнь. Работа будет, еда, деньги. «Поживём ещё», –  подумали звери юго-западного леса и ломанулись к реке, что бы место получше получить.

   Енот опоздал. Жил он у западных болот, потому и опоздал. Прибыл к шапочному разбору. Но место всё же получил. Можно сказать из горла вырвал, у суслика. Поставили его на лодку, палубным матросом. И полоскал енот с 08:00 до 17:00 палубу, благо образование позволяло.

   Жизнь пошла размеренная, сытая. Бока у енота разгладились. Шерсть заблестела. Да и в кошельке кое-что появилось. Енот на родню с западных болот свысока поглядывать начал.

   Прошёл месяц другой. Всё шло как обычно. С 08:00 до 17:00 работа. Потом пиво с друзьями, потом домой – в новую норку к счастливой жене и сытым детям.

   И всё бы хорошо, но в последнее время стал замечать енот, что изменилось вокруг что-то. И капитан вроде тот же, а смотрит, будто насмехается. И работа та же, а вроде тяжелее стала. Распоряжения эти: «Тут дотри, там домой. Почему тут не блестит? Раньше блестело, а теперь не блестит». И паёк давно увеличить пора, и зарплату поднять. Нору расширять надо. Жена хочет, что б дома всё, как за дальним морем было. И рожи эти восточные надоели. Ходят тут. Улыбаются.

   Короче возроптал енот. Начал в пивной мыслями своими делиться. Кто-то поддакивал. Кто-то подальше отодвигался. Барсук отвёл его как-то в сторону и говорит:

   – Ты чё? Тебе плохо живётся, что ли? А ну, как с работы нагонят, что тогда?

   А енот лапы в бока:

   – Вот только пугать меня не надо! Я у себя дома! Что хочу, то и говорю! А этих восточных давно проучить нужно!

   – Ну, как знаешь, – сказал барсук и ушёл.

   – А вот я с вами, гражданин свободного леса, целиком и полностью согласна.

   Енот оглянулся. Рядом с ним сидела маленькая обезьянка.

   – Вы кто? – улыбнулся енот.

   – О, вы меня не знаете. Я недавно тут. Приехала из-за дальнего моря.

   – Из-за дальнего моря?! – Енот чуть пивом не поперхнулся.

   – Да-да. Оттуда. – Обезьянка улыбнулась во весь свой зубастый рот. – Мы там давно знаем про вашу беду. И готовы помочь.

   – Помочь?!

   – Да-да. Именно так.

   – Да, что же мы…? Так это же…! Из-за дальнего моря?! – Енот перевёл дух, и тут его прорвало. – Наконец-то!!

   Он буквально бросился обезьянке на грудь и зарыдал:

   – Измучили нас эти восточные. Денег не дают. Еды не дают. Говорят, что за это работать нужно. А мы, что рабы им. Оккупанты проклятые.

   Обезьянка улыбалась и гладила енота по вздрагивающим плечам:

   – Ну-ну. Уймитесь. Мы вам поможем. Завтра вы, как и многие другие, такие же не равнодушные к судьбе отечества, придёте на берег и скажете этим восточным свиньям: «УБИРАЙТЕСЬ ИЗ НАШЕГО ЛЕСА!!!»

   Енот так и сделал.

   На другой день, получив пинка, он вылетел с работы. Кинулся он, было добрую обезьянку искать, но её и след простыл.    

   Пришлось еноту возвращаться обратно к западным болотам. Вышел он на берег. Огляделся. Вокруг сырость, грязь, волки воют. Сел енот на траву и заплакал.